«Четыре права»: ВС решал, применять ли иностранные нормы в споре об исковой давности

Поставка без оплаты

«Автомобильная компания «ДерВейс» собирала автомобили китайской марки Geely в свои цехах в Черкесске. Для этого компания закупала комплектующие у китайских компаний. В контрактах на поставку было указано, что соглашения «толкуются и регулируются Конвенцией Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция). Стороны также указали, что по всем вопросам, относящимся к контракту, которые не урегулированы Конвенцией, стороны применяют нормы права законодательства Швеции.

Поставка комплектующих производилась с 2010 года по 7 июля 2015 года. Но «ДерВейс», как решили поставщики, лишь частично оплатила полученные детали. Китайские компании решили не заниматься взысканием долга самостоятельно и продали право требования к «ДерВейс» своей российской «дочке», компании «Джили-Моторс».

В суд «Джили-Моторс» обратилась только в августе 2019 года – с момента последней поставки на тот момент прошло чуть больше четырех лет. Российская «дочка» китайской корпорации потребовала включить ее требование (более 9 млрд руб.) в реестр кредиторов компании «ДерВейс», которую к тому моменту уже признали банкротом (дело № А25-755/2019).

Пропустили срок

Суды трех инстанций не пустили «Джили-Моторс» в реестр. Они решили, что заявитель пропустил срок исковой давности: как трехлетний по российскому праву и шведскому праву, так и четырехлетний по китайскому праву и по Нью-Йоркской Конвенции Организации Объединенных Наций об исковой давности в международной купле-продаже товаров. Суды объяснили, почему применили Нью-Йоркскую конвенцию для разрешения спора: стороны не исключили ее действие в договоре, а сама она является частью Венской ковенции.

Направить и помочь: 20 правил «международно-третейского» Пленума ВС

Три инстанции отказали в применении десятилетнего срока исковой давности по шведскому законодательству, на чем настаивала «Джили-Моторс». Судам не хватило доказательств, достоверно подтверждающих довод заявителя о десятилетнем сроке. В то же время, без удовлетворения осталось ходатайство компании об экспертизе по шведскому праву.

Но российская «дочка» подала жалобу в Верховный суд. В ней «Джили-Моторс» настаивает, что для коммерческих правоотношений, не связанных с потребительскими, по законодательству Швеции общий срок исковой давности составляет 10 лет. А суды нарушили нормы процессуального права, отклонив этот довод и доказательства, положенные в его основу.

Без экспертизы и в нарушение Пленума

На заседании в Верховном суде Мария Михенкова, представитель «Джили-Моторс», раскритиковала нижестоящие инстанции за принятые решения. По ее словам, суды толком не объяснили, право какой страны они применили при разрешении спора.

Юрист усомнилась и в выборе Нью-Йоркской конвенции для разрешения спора. По ее словам, эта конвенция не является частью Венской конвенции, а кроме того – не подписана Швецией и Китаем и не ратифицирована Россией. Поэтому применить ее при решении спора было нельзя. По мнению Михенковой, Нью-Йоркскую конвенцию применили исключительно из-за того, что на нее в своих объяснениях сослались представители должника.

Статистика Верховного суда–2020: главные цифры

Представитель «Джили-Моторс» подчеркнула, что компания в ходе разбирательства предоставляла в суд заключение шведского адвоката, но нижестоящие инстанции его отвергли – потому что адвокат не оценил обстоятельства конкретного дела, а просто раскрыл содержание норм. Кроме того, общество «Джили-Моторс» ходатайствовало о проведении судебной правовой экспертизы по вопросу о сроках исковой давности по законодательству Швеции, а также о запросе в компетентные органы для разъяснений, но суды в этом отказали. А апелляция и кассация не приняли от компании документы, подтверждающие ее позицию – что противоречит разъяснениям Пленума ВС о новых доказательствах на поздних стадиях процесса.

Четыре права

Представитель конкурсного управляющего «ДерВейс» заявил, что кредитор не передал суду надлежащим образом оформленное заключение о нормах иностранного права. Этот аргумент подвергся критике судей ВС: сторона не должна предоставлять заключение по применению нормы иностранного права, потому что норму права должен изучать и применять суд.

Когда председательствующий в процессе Сергей Самуйлов отметил, что кассационная инстанция «на всякий случай» применила в этом деле «четыре права», представитель управляющего заявил, что для решения спора нужно было применить нормы российского права. С этим согласился Денис Великорамов, который представлял в процессе интересы компании-кредитора «СБК-Ресурс». «Это вызвано процессуальной неактивностью кредитора. Если в разумные сроки нельзя установить содержание норм иностранного права, то российский суд должен применить российское право», – сослался юрист на ст. 1191 ГК.

Восстановить исковую давность в арбитражных делах: доказать и пресечь

По мнению Великорамова, шведский специалист никак не объяснил, почему выбрал конкретную норму права, а не какую-либо другую. Кроме того, его заключение было предоставлено без нотариально заверения. 

Но выбор нормы права должен делать суд, настаивала Михенкова. И «Джили-Моторс» не должна был подавать никаких документов, объясняющих выбор нормы права – хотя и сделала это, проконсультировавшись со шведским адвокатом. Кроме того, никакой альтернативной нормы другие участники спора не заявили, вопрос о том, что должен применяться другой закон, не ставился. «Не надо винить нас в пассивном процессуальном поведении. Мы добровольно содействовали суду, представили документы, – сказала юрист. – Суды сочли, что уточнять нормы не нужно, но в решениях указали, что не смогли выяснить их содержание».

Заслушав мнения сторон, «тройка» экономколлегии приняла решение направить дело на новое рассмотрение в АС Карачаево-Черкесской Республики. Самуйлов пообещал, что «мотивировка» по этому спору будет готова в течение пяти рабочих дней после заседания в Верховном суде.